Поездка в Рыбинск: день первый

Верхнее Поволжье встречало туманомВ августе, на приезд Виталевса, в одни из выходных обернулись в Рыбинск, проведать его родственников и познакомить Матвея, сына Витальца, с прелестями Верхнего  Поволжья. Дорога до Рыбинска, сродни планировавшейся нами с магом поездки в Углич, когда поезд идет через параллельные миры, ибо ничем другим невозможно объяснить как 380 километров раскатываются в 9 часов пути, даже с учетом многочисленных остановок. Хотя как поведала нам проводница, на обратном пути, даже этого, в ближайшее время, планируют лишить жителей Рыбинска, так как единственный поезд отменяется и людям предлагают добираться на автобусе и маршрутках.

Добрались без приключений, если не считать стонов Витальца на подъезде о том, что вот на этом полустанке я вырос, а на этом пошел в школу, а сюда ездил собирать картошку. Причем это все относилось к густой пелене серого тумана окутавшего все пейзажи как ватой, так что когда мы переезжала Волгу- было не очень ясно где заканчивается поверхность реки и начинается туман.

Нас утро встречает прохладой На старте Душа тракториста

Не смотря на такую хорошую память, родной вокзал Рыбинска мой друг смог опознать только по улыбке встречавшего нас евойного дядьки. Это было и немудрено, в Рыбинск встречал нас тоже густейшим туманом, в котором еле угадывались очертания зданий, которых вокруг вокзала, как оказалось потом, было предостаточно, но в тумане вокзал выглядел декорацией к постапокалиптическому фильму.

Загрузившись в машину, мы выдохнули принятый накануне в купе 12тилетний сингл молт, который тут же лег на внутреннюю часть стекол машины, превратив окружающие окрестности в белое безмолвие, сквозь которое мы и доехали до дома.  Скажу со всей откровенностью, дороги в Албании, пр сравнению с рыбинскими кажутся роскошными автострадами, так как машина петляла по дороге, словно уходя от вражеских бомб, рискуя оставить в очердной рытвине колесо.

Приехали, сполоснулись и сели завтракать. Нам выставили в том числе и мед, который добывал виталевский дядька Алексей, которого при этом все именовали Лёней. И тут Мотя, по простоте душевной спросил:”Дядя Лёня, а сколько у вас ульев?”. Дядя Лёня посмотрел на мальчика добрыми глазами и сказал:”Таааааак, ну надо начинать с основ, то есть с дупла” и далее нам последовала практически часовая лекция о пчеловодстве, биологии и социуме пчел и много чего еще интересного. Юношей конечно больше всего порадовала история про изгнание трутней из улья, когда рабочие пчелы упираются по 3-4 штуки в трутня и не дают ему попасть обратно в улей, когда он уже отработал матку, тем самым вытесняя порожниковых мужиков из социума; так что мальчики пришли в неописуемое оживление и стали эту картину почему то примеривать ко мне, правда не уточняя кто меня куда должен выталкивать.

Как следовало из рассказа- пчеловодство весьма геморное само по себе занятие, так как помимо вечных плясок с бубнами вокруг пчел, их деток и роения, среднестатистический улей средней полосы дает около 10 килограмм меда в год, что при цене 400-500 рублей за кило дает навару от силы 5к рублей с улья. Улий конечно дает больше в два раза, но во избежании проблем и обид от пчел- забирать у них можно только половину. При этом в Башкирии, за счет специфики цветения медоноса с улья могут снимать до 100 килограмм, что конечно уже делает вопрос гораздо более интересным, превращая безобидное хобби во вполне себе даже бизнес.

Юные механизаторы Грибники

Собственно в какой то момент оказалось то мы допили чай, за окном окончательно рассвело и можно было выдвигаться на дачу, поближе к 19 улиям и природе. Погрузив в багажник сумки, кастрюли с душистым борщом, мы двинулись в сторону городского рынка, где намеревались затариться всем к пикнику. Рынок только открывался, так что мрачные мужики таскали по залу туши на тележках, а продавщицы рвали первых клиентов друг у друга. Мясо по деньгам оказалось что стоит тех же денег что и в Москве, хотя я предполагал что все таки ближе к сельхозхозяйству оно должно стоить поменьше. Набрав мяса, мы полюбовались на шаманство продавщиц, которые помацали бабками все куски мяса что лежали на прилавке, для того чтобы товар ушел максимально быстро с наибольшими прибылями; и отправились закупаться вином.

Пить российские вина Виталевс, с присущим лондонцам снобизмом, отказался и спросил подошедшую продавщицу о чилийских винах. “Это в элитном алкоголе”- ответила продавщица, подозрительно оглядев нас с Виталевсом, и провела в загончик, вход в который был перегорожен тележками для покупок. Там все было оформлено в реально элитных тонах, так что Виталлер выбрал несколько бутылок “элитных” чилийских вин и бутылку “элитной” Лезгинки, взяв которуе мы направились к кассам. Но тут у продавщиц не выдержали нервы и они с вопросами “будете ли брать еще”, отобрали у нас пузыри и отнесли их на кассу.

Больше в городе нас ничего не держало, и мы поехали в сторону деревни, глядя на редеющий над полями туман. Попутно Алексей рассказывал нам как планомерно убивалось сельское хозяйство в районе, когда людям не выгодно сеять и заниматься животноводством, так как все дорого, а продавать продукцию приходится дешево. Поля вокруг дороги и правда представляли собой картину запустения и поглощения  дикой природой, так как на них во всю уже поднимал голову пролесок, не встречающий сопротивления колхозников.

Поле, русское поле Трофейный сабельник

В деревне нас встречало вся семья у большого деревенского дома и пообнимавшись с Виталевсом и Матвеем и сделав несколько снимков для альбома, нас проводили внутрь дома. В сенях нас встретили естественно разобранные ульи, вокруг которых шакалили осы, подлизывая то что осталось на рамках, и если сначала мы от них всячески шарахались, то через пару часов особо не шугались даже прилетавших на кипешь шершней, от которых я у себя на даче предпочитаю держаться сильно подальше.

Наскоро перекусив “лезгинкой” мы погрузились в трактор Алексея, который он прикупил с оказией за 5к рублей (то есть фактически за ведро мёда) и поехали за грибами. Именно поехали, так как мы шли на бреющем по кромке леса, высматривая грибы, и эпизодически делая короткие рейдерские вылазки в ближний лес. Так как не задолго до нашей поездки я потянул ахилесово сухожилие, то я предпочитал отсиживаться в кузове трактора, о чем не особо жалею, так как грибов было не особо. Зато Алексей, обратив внимание на мою припадающую походку рассказал мне про сабельник- траву которую применяют для лечения проблем с желудком и суставами, настаивая его измельченные корни на водке и принимая внутрь. Причем собирают его как раз на болотистой местности, так что после наиболее долгой вылазки- Алексей мне как раз принес мне сабельник, который как оказалось я видел ранее, но не подозревал о его свойствах. А после того как уже в поле мне показали болиголов, являющийся ядовитым растением, служащим для иммунностимуляции, благодаря которой люди излечивались от рака, мне вспомнился World of Warcraft где мой товарищ как раз бегал по миру игрухи, собирая разные травки. Причем методика лечения весьма интересная, так как болиголов очень сильный яд, то он тоже настаивается на водке, после чего принимается раз в день, начиная с одной капли на полстакана воды и наращивая каждый день по одной, д 40 капель на полный стакан, после чего доза возвращается обратно. Самое интересное, во всех этих историях, что Алексей интернета в глаза не видывал, и не понятно откуда он черпает информацию, так как все истории что он рассказывал на протяжении дня нашего общения, я после отыскал в интернете. Тот же болиголов, как оказалось вообще запатентован для лечения рака по методу Тищенко, и совсем не понятно почему его не используют в массовых маштабах, так как есть зафиксированные факты лечения им в стационарах.

Косые кресты забвенья В огороде бузина Родные кресты

Колеся по полю, отыскали калею уходящую в лес и углубились в него метров на 300, после чего все, кроме меня, десантировались за грибами, а я остался спать в кузове, расположившись частями на сидушке и пустых, перевернутых ведрах, так что со стороны выглядел этаким рыбинским йогом, балансирующем на четырех точках. Проснулся я от того, что с еловых веток, нависавших над дорогой, на меня стали десантироваться лосиные вши (они же оленьи кровососки)- мерзопакостные насекомые которые человека кусают не часто, но тем не менее мерзко ползают и прижимаются своими плоскими телами, норовя пройти в голову, откуда их доставать еще сложнее. Так что на полчаса, до прихода грибников, у меня появилось преинтереснейшее и увлекательное занятие.

Грибники пришли не особо счастливыми, так как мужик, встретившийся нам по пути, не обманул- грибов действительно было не много, из-за сухой погоды, так что на обратном пути мы встретили этого же мужика, отчаившегося найти что нить в лесу и потому стоявшего с удочкой на мосту: не грибы, так рыбки.

Вернувшись назад, мы решили не рисковать и отложить знакомство с пчелами ad calendas graecas, так как после завтрака “лезгинкой” эта встреча могла нам запомниться надолго и быть не особо дружелюбной. И потому пошли прогуляться к заброшенной церкви, которую мы видели по дороге. Надо заметить, что телефон практически не брал, не смотря на то, что метрах в 200-300 торчала вышка местного оператора. Это было тем более интересно, что я читал о том, что при наличии в округе вышки мтс и мегафона пчелы начинали покидать территорию, так как излучение от вышек сбивало насекомым навигацию, так что они мерли от голода, а в некоторых местах на них и вообще нападал мор. Причем рядом с билайновскими вышками пчелы продолжали мирно существовать, без каких либо проблем- видимо вказывалось название компании Bee-Line. Так что по пути к церкви, на дороге, смогли отыскать пару мест на которых в определенном положении тела можно было поговорить по МТС с домом.

Старая колокольня Блеклые лики святых Старая церковь

Церковь представляла собой комплекс из двух церквей- летней и зимней, заброшенных еще перед войной, но в начале 90х, ка кнам рассказали, производились попытки их отреставрировать, так что в зимней церкви обложили кирпичем алтарь, закрыв пространство под центральным куполом от прохода, а в летней церкви пытались восстановить фрески, слегка подрихтовав штукатурку и обновив нимбы у святых, так что они стали выглядеть как инопланетяне, когда в свете солнца, пробивающегося через выбитые окна, штукатурка поблескивала золотыми кругами над поблекшими лицами святых.

Заброшенная святость Фрески старой церкви

Поскольку внутри все было в кирпичной пыли, то свет, пробивавшийся через окна освещал все внутри очень мягким, каким то теплым светом, так что если бы не творившаяся кругом разруха, то все выглядело прямо таки располагающим к себе местом. В зимней церкви, рядом с основным входом мы нашли лаз на крышу, где вместо старой провалившейся успели настелить новую, но которая к нашим временам уже успела покрыться плотным слоем дерна и легким прилеском, но ходить по ней было стремно, так как она ходила под ногами как болото.

Впечатление от этой церкви было двойственно, ибо заброшенная церковь пораждает какие то полузабытые детские бояки, которого нет от дома или какого любого другого мертвого строения. К тому же был опасность отхватить по кумполу кирпичом, вывалившимся из кладки, что, судя по усыпанному осколками (правда все же кирпичей) полу, случалось довольно часто. Так что мы полазили еще немного, отгоняя с Витальцом детей от самых завалов, чтобы влезть туда самим, и, пробившись через заросшее бурьяном кладбище, потопали отбратно.

Купола на синем небе Зимняя церковь

Природа конечно вокруг красивейшая- просторы, поля, облака. Просто загляденье, но положа руку на сердце, радостных всхлипов Витальца я не разделяю, ибо все же городской житель, и вот заехать полюбоваться на день-два это очень здорово, но больше- увольте. Когда пришли обратно подтянулись из города уже все родственники, так что стали готовиться к шашлыкам. В процессе узнали и об обратной стороне пчеловодства уже от детей- внуков, но об этом отдельной темой.

Заброшенный комбайн Огородные солнца

на пикнике много разговаривали о разных темах, причем замечу еще раз Алексей поразил всесторонней эрудированностью, так как мог поддержать и развить вообще любую тему, от своего конька пчеловодства до разработок российских ученых. Апогеем вечеринки стал лекторий, когда он, как бы между прочим, привел дипломнику MBA Стокгольмской школы экономики ситуационную модель на тему эмоционального лидерства в коллективе, причем расписав в красках и ролях, так что мы просто таки выпали в осадок и эмоциональное лидерство однозначно осталось за ним. Возвращаясь к церкви- он рассказал нам, что недавно, недалеко от церкви проводились раскопки, в результате которых обнаружили массовые захронения в курганах, оставшиеся от сечи между татаро-монголами и русскими дружинниками, которые остановили монгольское войско, шедшее по берегу реки, видимо на Углич, и выкосившие их там на корню. Причем когда мы шли в сторону церкви, то в поле видели каких то мужиков с металлоискателями, которые завидев нас, как то поднапряглись. Костер догорал, а у нас оставалось еще много тем для беседы.

Уже в ночи вызвали такси и отправились обратно в Рыбинск, чтобы переночевав, с утра, махнуть в город. Ночной Рыбинск вообще не понятен своей структурой, ибо ходя по району не могли понять принцип застройки, то тут стоит одинокий новейший дом, рядом скопом 5 и 9тиэтажки, а в 100 метрах огромный пустырь. У местной палатки круглосуточная очередь, которую в Москве уже не встретишь, так как народ идет в ночной магазин. А тут живое общение all night long, с песнями, байками и прочим. Мы правда как типичные москали, предпочли с Витальцом смотреть на это из окна квартиры, чем влиться в живое общение местных.

VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 0.0/10 (0 votes cast)
VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 0 (from 0 votes)

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>